Шрифт:
Цвета:
Многопрофильный медицинский центр
Запишитесь на прием к врачу по телефону
+7 3912236282

Созависимость (Часть 2) – заболеть от любви

12 октября 2014
Созависимость (Часть 2) – заболеть от любви

О большой слепой любви и ее истинных причинах. Так что же такое созависимость? Единого определения не существует. Специалисты предлагают разные определения этому состоянию.

Вот некоторые из них:

  • Созависимость – это отказ  от себя.
  • Созависимость – концентрация внимания на болезни другого, увлеченность болезнью другого человека.
  • Созависимый – это тот, кто полностью поглощен тем, чтобы управлять поведением  другого человека и совершенно не заботится об удовлетворении своих жизненно важных потребностей.
  • Созависимость – это устойчивая личностная дисфункция, связанная с отчуждением, неприятием своих собственных чувств, мыслей, желаний, потребностей, с устойчивой потребностью восполнения своей личности личностью другого человека, с полной зависимостью своего настроения и душевного состояния от  настроения и состояния другого.
  • Созависимость – это болезненное желание управлять поведением, контролировать жизнь, опекать и воспитывать другого взрослого человека.

Лично мне больше нравится другое определение, определение из одного слова.

  • Созависимость – это …любовь.

Да, да. Любовь. Которая может быть как со знаком плюс, так и со знаком минус. Если это здоровое чувство. То оно поможет человеку раскрыться как личности, поможет стать еще более здоровым, красивым. Успешным. Больше того. Здоровое чувство поможет не только тому, которого любят, но и тому, кто любит. Однако даже такое светлое чувство, как любовь, может приобрести какие-то уродливые формы. Любовь может быть бездумно вредной. Бывает слепая материнская любовь. Бывает любовь, которую трудно перенести. От такой любви можно сильно заболеть и даже погибнуть, что и происходит при созависимости.

Любовь – эмоциональная привязанность. И совершенно нормально, что все мы к кому-то эмоционально привязаны: жена к мужу и муж к жене, мама к сыну и сын к маме. Но в случае созависимости эмоциональная привязанность выражена чрезмерно, преувеличенно и даже болезненно. Давайте представим себе, что кто-то подарил нам свое чувство – любовь в виде воздушного шарика. Это красиво. А если этот шарик увеличить до метра в диаметре? Это очень красиво! Это необыкновенно красиво, но очень неудобно. Куда мы с этим шариком? Он же ни в одни двери не пролезет! А если шарик надуть до размеров вашей комнаты? Как вы себя будете чувствовать? Вы будете страдать и мучиться. Еще бы! Ни вздохнуть, ни повернуться. Это же очень тяжело. А если шарик еще накачать в две атмосферы?.. От такой любви мы все погибнем. Слепая любовь зачастую душит, приводит к формированию болезни и сводит в могилу. Страдает тот, кого любят. Но и любящий страдает не меньше. Как-то одна женщина на приеме у нарколога рассказала, что проблемные отношения с алкоголем и у мужа и у сына. Так вот, она говорит о себе: « Да я их залюбила». Правильно сказала. Залюбить можно до болезни, залюбить можно до смерти.

На уровне поведения слепая любовь при созависимости проявляется двумя вариантами: контроль и забота. Заботясь о другом и контролируя другого, созависимый чувствует себя нужным, востребованным, значимым. Не представляя границ своей личности, он позволяет себе бесцеремонно вмешиваться в жизнь другого человека и позволяет болезни вмешиваться в свою жизнь. Но контроль и забота , как и многое другое в случае созависимости, выражены чрезмерно, преувеличенно, гротесково и даже карикатурно.

Контролирующее поведение достигает болезненной выраженности. Созависимая жена или мама пытается все и вся контролировать в жизни близкого. Она отсекает ненужных друзей, которые могут предложить выпивку: « С этими дружи, а с этими не дружи». Делает проверочные звонки на работу: « После работы в пивную не ходи. Сразу домой». Навязывает совместный досуг: « На выходные едем на дачу. А если останешься дома. Придут друзья с бутылкой». Пытается единолично распоряжаться семейным бюджетом: « Зарплату мне отдавай, а то ты все деньги пропьешь или потеряешь». Выливает в унитаз найденное спиртное. У нее всегда есть разумное объяснение этим действиям: Без меня он пропадет, попадет в беду, пропьет деньги, прогуляет работу, уйдет в запой», но, позвольте, выбирать друзей можно ребенку, а здоровенному мужику уже поздно. Проверочные звонки заведомо не эффективны. Он все равно заглянет в пивную. Совместный досуг, конечно же нужен. Никто не спорит. Но навязывать его не надо. Если вылить водку в унитаз, он займет деньги на новую бутылку, но меньше пить не станет. Он и сам знает, как потратить зарплату: пропить или купить маме лекарство, а детям одежду. Если пропьет – совершит ошибку, а за ошибки придется расплачиваться. Но созависимые не дают близкому человеку права на ошибку. Они считают, что он не имеет права ошибаться. Между тем зависимый все равно ошибается, потому что жена и родители стремятся  любой ценой расплатиться за его ошибки. Они просто не дают ему почувствовать ошибочность своего выбора. Если бы этого не происходило, то сама жизнь уже давным-давно объяснила бы ему, что такое хорошо, а что такое плохо. Да. Он насовершает ошибок, наломает дров, набъет шишек и в конце концов сделает правильный выбор – трезвость. Он же не глупый и способен отличать вредное от полезного. К сожалению, созависимые в это не верят. Они держат его за дурачка. Поэтому ошибки совершает тот, кто пьет, а расплачиваются за него жена и родители.

Невзирая на строгий контроль, алкогольно-зависимый муж (сын) все равно попадает в неприятные ситуации, прогуливает, уходит в запой, пропивает деньги и все чаще и чаще. Несмотря на очевидную бесполезность и бессмысленность контролирующего поведения, созависимая жена или мама тешит себя мыслью, что ей удалось уберечь близкого от еще более страшных последствий. Контролирующее поведение становится тотальным.

Сверх контроль при созависимости не только не эффективен, а еще и вреден. Сколько бы жена (мама) ни контролировала, а болезнь прогрессирует, утяжеляется, с каждым днем приближается к своему трагическому финалу. При более благоприятном стечении обстоятельств исходит в слабоумие, а при неблагоприятном зависимый попадает в тюрьму, на инвалидную кровать или, что чаще бывает – на кладбище.

Так значит не надо контролировать? Что  произойдет, если прекратить вредящий контроль? Да, наркоман (алкоголик ) наломает дров, насовершает ошибок, надеясь, что жена, родители  и дети станут за них расплачиваться. Станут расхлебывать заваренную им кашу. А если не станут? Он набьет себе шишек, ему придется самому расплачиваться за свои ошибки, и жизнь быстро объяснит ему, что такое хорошо, а что такое плохо. Сама жизнь поставит его перед выбором – пить или не пить, употреблять наркотики или не употреблять – жить или не жить? Вопрос будет стоять ребром, предельно остро и именно в такой формулировке. Жить-то он хочет и любит. Иначе он давно бы что-то с собой сделал, чтобы не мучить жену, детей и родителей. А раз так, то придется пройти лечение в полном объеме и отказаться от алкоголя и других наркотиков раз и навсегда. Он же сам себе не враг!

Другой вариант ошибочного поведения – это забота.

Но не просто внимание близкому человеку, а сверх забота, забота любой ценой, а иногда ценой своего здоровья и даже ценой своей жизни. Забота до самопожертвования. Забота до самоотречения.

Мышление химически зависимого искажено алкоголем или наркотиками. Он сам себе не рад временами, но он запутался и просто не видит выхода из создавшейся ситуации. Достаточно ему предоставить полную и достоверную информацию о том, что, как и почему с ним происходит ( с этой задачей может справиться только специалист ), и он, если интеллектуально сохранен, сделает правильные выводы и будет жить трезво.

Но созависимость – это зеркальное отражение химической зависимости. Все признаки, все симптомы болезни находят свое отражение в созависимости. Мышление созависимых искажено не меньше, чем у алкоголика или наркомана. Созависимый тоже запутался, тоже не рад своей жизни и тоже не видит выхода. Он изо всех сил пытается изменить ситуацию, но для решения проблемы он использует один из трех заведомо неэффективных способов. Есть три любимых роли созависимых: роль спасателя, роль праведного преследователя и роль жертвы.

Спасатель – заботиться, опекает, спасает и нянчит…кого? Взрослого мужика, который и сам может позаботиться о своей маме, жене или детях… если захочет. А если не захочет, то совершит ошибку, а за ошибки придется расплачиваться. Но созависимые не дают ему это сделать. Ошибки совершает он, а расплачиваются за них жена, родители и дети. Созависимая мама ( или жена, которая берет на себя роль мамочки для мужа) говорит: « Ну как же мне о нем не заботиться, ведь он же мой сын. Он же такой слабый и беспомощный. А когда ему было 5 лет, он сильно болел».

И ладно бы если забота и спасательство были эффективными. Но сколько о нем ни заботятся, сколько его ни спасают, а он с каждым годом пьет все больше, впадает в еще большую зависимость от алкоголя или наркотиков. Почему бы жене или родителям не сделать вывод о неэффективности или даже вредности такой стратегии поведения? А потому что спасают, опекают, нянчат и заботятся они … не для него, а для себя. Это псевдоальтруизм, из-за которого выглядывают длинные уши эгоцентризма. Все это делается, чтобы чувствовать себя нужной и востребованной в этой жизни.

Другая любимая роль созависимых – роль праведного преследователя. Праведный преследователь кричит, ругается, обвиняет, читает нотации, учит жизни, контролирует, воспитывает, уличает в неблаговидных поступках своего мужа или сына. Выливает в раковину алкоголь из найденных пузырьков и бутылок. В запущенных случаях хватается за скалку или сковородку. По жизни это бескомпромиссный борец с несправедливостью. Праведный преследователь просто упивается своей правильностью и бескомпромиссностью… А где результат такой « воспитательной» работы? А химически зависимому ни жарко ни холодно от криков и ругани. А ему в одно ухо влетело, в другое вылетело. А он думает: «Собака лает, ветер носит». А он говорит: « Раз ты на меня так кричишь, пойду и назло выпью в два раза больше.». Так значит, эта стратегия тоже не эффективна?  Жена или родители годами кричат и ругаются, а он пъет все больше и больше.  Значит, не надо кричать и ругаться надо действовать как-то иначе? Конечно, воспитывать надо было раньше, когда сыну не было 18 лет. А сейчас его надо не воспитывать, а лечить. А если он не хочет лечиться, то самой обратиться к специалисту и безоговорочно выполнить все его рекомендации.

Наконец, третья любимая роль созависимых –  роль жертвы.

Жертва плачет, ищет сочувствия, жалуется на свою судьбу: « Какая я бедная и несчастная, как мне с ним тяжело, как мне от него достается. Какая я угнетенная!». А сама ничего не делает для того, чтобы изменить свою судьбу к лучшему. Пример. Мама сына- алкоголика жалуется: « Мы с сыном живем в двухкомнатной квартире. Он приведет пъяную компанию, а меня на улицу выгоняет. Я все лето провела на лавочке перед подъездом. Мне же весь дом сочувствует.». Это роль жертвы. Она ищет сочувствия, а сама палец о палец не хочет ударить, чтобы изменить ситуацию к лучшему.

Я уже говорил, что осознать созависимость – это значит взять ответственность на себя. Можно сказать: « Сын меня материт и выгоняет на улицу». А можно тоже самое сказать другими словами: « Это я позволяю сыну ругать меня матом, выгонять меня из квартиры, так ко мне относиться». Так не позволяйте. Казалось бы, чего проще – продать квартиру, разделить имущество. На свою часть денег мама сможет купить отдельное жилье, если не в областном городе, то в районном центре. Ей-то своей пенсии хватит себе на лекарства, на молоко и творожок. А как сын распорядится своей частью денег и имущества – это его дело. Он же не маленький и не дурак. Но, к сожалению, мама в это не верит. Она отвечает: «Он пропьет все и снова придет ко мне жить!».

Да. Именно так все и произойдет…если мама не избавиться от созависимости!

Большая материнская любовь – застит глаза и слепит душу.

Подрался с девочкой – девочка виновата, дразнила сына. Принес тройку – придирается учитель. Начал выпивать – друзья виноваты. Отчислен из училища – с кем не бывает. Развод из-за пьянства – невестка плохая, не хочет понять сына. Уволен с работы – начальник сам пьет еще больше. Пропил квартиру – окрутили жулики. Спустил зарплату – себе в лекарствах откажу, но сына одену, обую. Тащит из дома последнее – все равно его буду кормить, он же мой сын и мне его жалко. Бьет маму головой о стену и отбирает пенсию… спохватывается: « Как же это из моего сына выросло такое чудовище?»

А рецепт излечения от этого недуга достаточно прост. Берите своего сынулю с цигаркой (фигурально) за ухо и ведите на прием к врачу. Заставьте его выполнить все назначения. А в случае отказа поставьте его (фигурально) в угол, сходите к врачу и выполните все рекомендации сами.

Но созависимые заблудились в трех соснах. Они иногда годами играют одну и туже роль, иногда меняют эти роли каждые 5 минут. Вот только играла роль спасателя – убирала разбитую пьяницей посуду, штопала прожженные сигаретой брюки, тут же становится праведным преследователем. Встает в позу « руки в боки», кричит, ругается, обвиняет, воспитывает. Еще через 5 минут становится жертвой, набирает номер телефона мамы или подруги  и жалуется на судьбу: « Какая я бедная и несчастная! Почему его мама родила на радость, а меня на страдания?».

Созависимые годами совершают одни и те же ошибки. Они снова и снова наступают на одни и те же грабли. Они не хотят замечать, что в жизни есть много других ролей – добрых, хороших: роль человека, который  нежится на солнышке, на пляже; роль человека, который тратит на себя, занимается удовлетворением своих потребностей; роль человека, который делает для себя что-то приятное. Они увлеклись болезнью близкого человека и ничего кроме нее не хотят видеть в жизни. Они имеют то, что хотят иметь, и живут той жизнью, которую для себя выбрали. И как бы они не пытались представить себя жертвой обстоятельств, как бы ни пытались переложить ответственность на другого – он пьет, а что я могу сделать? – все окружающие видят другое. Созависимая сделала себя рабой при болезни сына или мужа и получает то, что заслужила. Но достаточно преодолеть в себе созависимость, и все изменится к лучшему.

Рецепт избавления от созависимости очень прост. Для того чтобы не быть жертвой, не надо брать на себя роль спасателя. Не надо никого спасать! Поверьте, он сам себя может спасти, если захочет. И он сделает это, если вы перестанете создавать условия для пьянства, отстранитесь  (не от сына (мужа), а от его болезни) и  выдержите достаточную паузу. Принять, что ты созависим, означает расстаться с ролью спасателя, мученика или праведного преследователя, а заодно и с химической зависимостью. Хотите ли вы этого?

Созависимость – это зеркальное отражение алкоголизма и наркомании. Как при химической зависимости человек отрицает проблему: « Я не алкоголик», « Я не очень много пью», так и созависимые изо всех сил упорно отрицают проблему. Потому что спрятать голову под одеяло, сделать вид, что ничего не происходит, гораздо легче, чем взять ответственность за происходящее в семье на свои плечи и изменить свое поведение, признав собственные ошибки.

Увы! Созависимые  проявляют  завидное упорство в отстаивании своих ложных взглядов при встречах с очередным наркологом, защищая, по сути, существующее положение вещей (читайте – болезнь). Другого врача они находят очень легко, но рекомендации  специалистов одинаковы. А вот где химически зависимый найдет себе другую жену или маму? При такой позиции созависимых спасти его может только чудо, только редкое стечение обстоятельств: если кризис в его жизни ( на работе, в семье, со здоровьем) случится тогда, когда у него еще достаточно ресурсов для выздоровления ( головной мозг еще не очень сильно разрушен алкоголем или другими наркотиками), если через кризис он захочет жить трезво всем сердцем, всей душой и если именно в этот момент он получит адекватную медицинскую помощь. К сожалению, такое везение – вещь маловероятная, и погибающих от психоактивных веществ значительно больше.

Владислав Георгиевич Брюзгин,
психотерапевт

ИМЕЮТСЯ ПРОТИВОПОКАЗАНИЯ, НЕОБХОДИМА КОНСУЛЬТАЦИЯ СПЕЦИАЛИСТА
Лицензия № ЛО-24-01-003751 от 18.09.2017 г.